Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

Рыба, креветки, икра и МК11

Сегодня утром сгонял за ежевикой, которая тут везде, которую безуспешно пропалывают даже бульдозерами. Набрал ведерко и вспомнил, что икра вчера кончилась. Погнал в рыбацкую деревню, где и купил три фунта. А происходило это так, как показано в ролике:



Надо бы самому ловить горбушу и кету. Но для этого необходимо выделить подряд часов 6-8 свободных. А их нет. Да и лень, если честно признаться. Вот, сижу, пишу тут.

Мои Компьютеры 11

Персональные компьютеры уже начали свое наступление. Это были восьмиразрядные и шестнадцатиразрядные игрушки, которые не вызывали у нас, разработчиков САПР, никакого интереса. В моей истории ДВК и Электроника-85 занимают, правда, определенное место. И связано это опять же с учебной работой. С началом перестройки и ускорения стартовала коммунистическая программа всеобщей компьютеризации советского общества. КуАИ шевствовал над школой №135 и именно мне Дима Чегодаев поручил компьютеризировать это заведение. Благодатная почва. Завуч, Дмитрий Николаевич Агафонов, поддержал меня во всех начинаниях. Вместо информатики и труда, часы которых мы забрали под новую программу, я написал курсы «Программирование» для девятых классов и «Численные методы» для десятых. Учителями в этой шклое долгое время работали инженеры нашей лаборатории. Школьники к концу обучения выполняли достаточно сложный проект, который защищали в стенах КуАИ перед институтской комиссией. А итогом было торжественное вручение удостоверений программистов всем, получившим положительные оценки за проект.

Действительно серьезные для нас изменения произолши с малыми машинами. Фирма DEC начала серию своих VAXов, 32-х разрядных супер-мини. ВАЗовцы давно подбивали нас на адаптацию нашего РИПАКа для их автомобильных дел. Именно они подтолкнули нас к переносу наших программ на VAX, где в VAX VMS имелся трансляток с языка ПЛ-1. Надо сказать, что это был более строгий и лучше отлаженный транслятор, чем в ОС ИБМ. Был подписан неплохой хозяйственный договор, в десятом корпусе установлена ЕС-1071 (советский аналог VAXа) и работа понеслась.

К этому моменту мы уже избавились от перфокарт и на нашей ЕС-1040 функционировала дисплейная станция под управлением пакета «Примус». Коллектив разработчиков разросся до двацати человек и проблема документирования, тестирования и сопровождения программ стала очень актуальной. Технология HIPO (hierarchical input processing output) позволяла хоть как-то отслеживать художественное творчество программистов-самоучек. Но самое главное, РИПАК развивался, мы и наши пользователи решали серьезные задачи анализа и оптимизации конструкций.

Перестройка еще только набирала обороты, но антиалкогольная компания уже стартовала. Поездки в Москву стали даже более актуальными. Теперь кроме колбасы, мяса, масла, апельсинов надо было закупать в столице и везти в Самару и водку. У КБ Ил была еще одна территория, под литером Б, примерно в километре от основной. Именно на территории Б и распологались наши ЭВМ. Переход из А в Б мы обычно осуществляли теплой компанией, заходя по дороге в пивную, что неполалеку от академии имени Жуковского. Два винных магазина лежали на этом же пути. Если очередь была небольшой, то покупалась возможная норма (две бутылки, кажется), и заносилась в гостиницу на улице Пилота Нестерова 7, упаковывалась и укладывалась в рюкзак для транспортировки в Самару.

Арахаты и МК10

Я довольно часто заезжаю в монастырь для того, чтобы побродить по парку, поглазеть на пышное великолепие растений, камней, прудов, фонтанов, будд, оленей, белочек, львов, черепах и всего прочего, включая вот этих арахатов:



Расслабляет. Конечно же, не до такой степени, как у этих каменных парней, но все равно приятно. Кажется, что и просветляет даже. Вот и новая порция рассказа капнула.

Мои Компьютеры 10

Остепенение привело к неожиданным результатам и, в частности, к знакомству с новыми для меня компьютерами из серии мини-ЭВМ. А произошло это так. Через некоторое время после защиты мне было заявлено, что пора начинать отдавать долги, а именно, начинать сеять разумное, вечное. Моя преподавательская работа поначалу казалась каким-то отвлечением от основных занятий, уводом из области моих интересов. Но, к счастью, это оказалось не так. Я стал участником программы ЦИПС (целевая интенсивная подготовка студентов) и получил полный картбланш в создании таких курсов, как основы машинной графики, введение в САПР, проектирование баз данных и баз знаний, применение САПР.

Наши РИПАКовские дела были связаны с решением СЛАУ огромного (десятки тысяч неизвестных) размера. Ошибки округления копятся, поэтому даже в 32-х разрядных ЭВМ, какими были ЕС, мы использовали двойное слово для представления чисел, то есть 64 разряда. А СМ ЭВМ с их 16-ти разрядными процессорами нас в связи с нашими вычислительными проблемами не интересовали. Мне же СМ-2 с простейшей и очень эффективной HP-2000 (Hewlett Packard) операционкой и DECовская СМ-4 (PDP-11) c ОС РВ (RSX-11) понравились сразу. Поэтому многое из моих учебных программ связано с этими компьютерами и средами.

Что-то из того, что было сделано в то время, остается до сих пор актуальным. Например, курс по базам данных включал процессы нормализации и приведения схемы в третью нормальную форму. СУБД реализация осуществлялась в АДАБАСе (КВАНТ-М), а позже в ОРАКЛе (СПЕКТР). В середине восьмидесятых мои студенты проектировали и оптимизировали схемы баз данных, строили поисковые системы и писали скрипты на SQL в Фортране-4 и ПЛ-1. Большинству ЦИПСовцев именно эти навыки позволили найти хорошую работы, когда авиационная промышленность спикировала в глубочайший кризис.

Ну, и еще, чтобы закрыть эту тему, надо рассказать немного про базы знаний. В моем курсе они строились на основе продукционых правил с использованием языка ПРОЛОГ-М. К сожалению, курс не резиновый, и создавать полноценные экспертные системы моим студентам не удавалось, но представление о машинах вывода, цепочках рассуждений и их реализации на ЭВМ они получали.

Компьютеры и студенты занимали много времени, но не все. В феврале всегда удавалось найти десять дней и сгонять в Терскол, покататься с Чегета и Эльбруса, попить нарзану, позагорать. А летом два отпускных месяца давали колоссальные возможности для эффективного отдыха и восстановления. Я обычно устраивался работать водолазом к Цедрику и отправлялся в какую-нибудь экспедицию, например в ЦНИОРХовскую лаобраторию эффективности осетроводства. Чувствую, что об этом надо рассказать отдельно. Поэтому заканчиваю эту часть, где пытался что-то вспомнить про мини-ЭВМ, их 16-ти разрядные процессоры и русифицированные американские операционные системы.

Мышиный горох и МК5

Мышиный горох зацветает в самарских лесах в начале мая, чуть раньше ландышей. Цветы его, ярко пурпурно-розово-красные огоньки, костерки даже, горят над свежей зеленью майской травы. А в июле самарский горох созревает и его действительно едят мышки. Можете сходить в лес у 15-го микрорайона (парк им. 60-летия Советской Власти) и посмотреть. Там на периметре бывшей военной зоны есть бугорки, поросшие горохом. Если некоторое время посидеть тихо вблизи, то обязательно мышек, шелушащих горох, увидете.

Здесь гороха много всякого, и вообще, с цветами перебор. Вот, например, этот горох все еще цветет:





А есть его будут, когда поспеет, здоровые черные белки.

Ну, и как обычно...

Мои Компьютеры 5

Рассказывая о ПРАСАКе и БЭСМ-4 я все время вспоминаю другую машину, классом выше, чем М-20, но относящуюся все к тем же ЭВМ второго поколения (транзисторным). Это легендарная БЭСМ-6, лучшая советская ЭВМ. Ингода у Ильюшинцев я заглядвывал в машинный зал БЭСМ-6 и с замиранием сердца разглядывал огромный сверкающий разноцветными лампочками пульт. Даже воздух пах особенно в этом машинном зале. Не знаю, уж с чем это и связано.

Ильюшинцы держали еще один МКЭ пакет, СИСТЕМА-4, созданный в ЦАГИ для БЭСМ-6. С авторами СИСТЕМЫ-4 мы дружили, встречались в Москве, Жуковском. Иногда они (Чубань, Кудряшов и Шевченко) приезжали в Куйбышев, в ЦСКБ, ну, и к нам. Хорошо помню, как мы пытались их убедить, что изопараметрические элементы нуждаются в существенной доработке и отступлении от принципов совместности деформаций для достижения более высокой точности аппроксимаций. Но ребята были очень уверены в себе, нас не особо слушали. Физтеховцы, одно слово. Хотя и не такие упертые, как долгопрудненские математики, но с достаточным гонором. Это проявлялось во всем. Про дефицит пива в Самаре в те годы я уже рассказывал в серии про ракетчиков. Так вот, когда Юра Шевченко (худенький парень 165 сантимертов роста) подходил к очереди в своей кепочке и неожиданно низким и хриплым басом выдыхал: «Мужики, мне пивка бы...». Очередь расступалась и его с канистрой пропускали к амбразуре пивного ларька. Очень убедительный человек.

Дружили мы и с туполевцами. Глезер и Стасевич эксплуатировали свой КПРК (комплес для расчета крыльев, ДИАНА, если и была, то только в мыслях еще) и испытвали трудности, при моделировании фюзеляжей. Поэтому все расчеты центральной части планера советского В-1 (Ту-160) выполнялись на ПРАСАКе.

Еще надо сказать, что машины, типа М-20, работали достаточно устойчиво. А какие задачки были решены! Про Ил-102 с его броней, включенной в работу, и огромной шассийной нишей в крыле, я писал в банной эпопее немного. Там же было и про носовую стойку Ил-86. Отдельного рассказа требует оптимизация схемы стыка крыла с фюзеляжем Ил-96. Необычный треугольный в плане кессончик за задним лонжероном сгладил концентацию усилий в зоне шассийного отсека. Крыло получилось очень хорошим по ресурсу. Но время этих полностью отечественных ЭВМ уходило. Где-то в недрах советского правительство было решено перенять лучшие американские идеи. В середине семидесятых стало ясно, что нам с МКЭ делами надо ориетироваться на компютеры Единой Серии, ЕС тоесть.

Ондатра и Мои Компютеры 1

Вот такая зверушка попалась на глаза сегодня:



А утром, по дороге на работу, чуть не задавил скунcа. Что еще есть на эту тему? На огромном кедре на заднем дворе поселилась семья енотов: мама, папа и два енотика. Наверное, придется их кормить. Вроде, собачий корм подходит. Проверю.

Кризис жанра надо заканчивать. Поэтому

Мои Компьютеры (начало)

Мой первый компьютер был ламповым и назывался он не компюьтер, не было такого слова тогда, а ЭВМ Урал-2. Познакомился с ним (или с ней?) шапочно во время выполнения лабораторных работ по вычислительной технике на третьем курсе. Что-то в кодах со сдигом в регистрах запрограммировал, пробил дырки на киноленте и даже засунул эту ленту в вводное устройство. Машина помигала, я срисовал лампочную мозаику в отчет и расшифровал результат. На этом все и закончилось.

Моя вторая ЭВМ, была уж совсем и не компютером, а аналоговым вычислителем. Программирование на этом компьютере (что, похоже, и есть «вычислитель», если попробовать перевести на русский) заключалось в коммутировании схем, с помощью которых можно было дифференцировать или интегрировать, например, уравнения движения летательного аппарата. На четвертом курсе в лабораторках по динамике полета мы и занимались этим. Логика программы реализовалась по-монтерски: проводами надо было соединить всякие генераторы, источники, сопротивления, индуктивности и емкости. Ввод исходных данных осуществлялся отверткой для настроечных и регулировчных винтов. А потом можно было взлетать, набирать высоту и пикировать. Симуляторы отдыхают.

Сегодня, куда ни плюнь, попадешь в вычислитель. Даже дома у меня сетка из трех компютеров с собственным wireless broadband router’ом (мобильники, иподы и всякие блэкберри не считаются). Использую я их по компьютероному (то есть вычислительному) назначению? Ответ НЕТ верен на 99%. Всякая фигня, типа виртуального присутсвия на работе или конференции, редактирование и публикации, видео-разговоры с приятелями, разбросанными по миру, ... кино-муз-игро развлечения. Понятно, в общем, о чем я тут. Тем не менее 1% все еще присутствует. И это не экселевские примочки для расчетов отпускных расходов или оплаты счетов, и не оптимизация инвестиционных пакетов с помощью банковских калькуляторов. Нет, меня все еще мучает объектно-ориентированное программирование. Причем, не то, что есть, например, в VBA. А такое, настоящее, на Java EE. Несколько аплетов написал, ради интереса. Честно признаюсь, муторное это дело, бросил. А еще пытался прототипировать, и прямо из UML (Rational Rose) генерировать коды. Увлекательное занятие, пока не начнешь разбираться со сгенерированной программой, которая работает не так, как предписывает модель.

К чему я все это? Да, конечно же, к новой теме для своего ЛЖ. Два конца истории определены. На одном – коды Урал-2, на другом – UML. А между ними ... (продолжение следует).

Голубика и Бани-12

 

Голубика, как видите, поспевает. Вкусная ягода. Много ее тут. Хороша в пироги. Но для варенья лучше ежевика, душистее. После бани люблю попить чайку с ежевичным вареньем. Поэтому и продолжим рассказ «Мои бани»: (начало в http://glbl.livejournal.com/26640.html, http://glbl.livejournal.com/26063.html, http://glbl.livejournal.com/24990.html, http://glbl.livejournal.com/23874.html, http://glbl.livejournal.com/23271.html,  http://glbl.livejournal.com/22671.html, http://glbl.livejournal.com/21782.html, http://glbl.livejournal.com/21498.html, http://glbl.livejournal.com/20188.html, http://glbl.livejournal.com/20412.html и http://glbl.livejournal.com/20697.html):


Следующий период, более продолжительный, чем Прасаковский, назову Рипаковский. Это в честь МКЭ пакета РИПАК (Расчет И Проектирование Авиационных Конструкций), создаваемого в КуАИ. В 1979 в институте появилась первая ЭВМ с ДОС ЕС (
DOS IBM/360) М4030, а вскоре за ней и ЕС-1020. РИПАК изначально написан на языке ПЛ-1 для ОС ЕС ЭВМ (MFT). Затем были успешные реализации этого пакета во всех операционных системах IBM вплоть до IBM VM CMS. Удалось нам вместе с ильюшинцами адаптировать его для Siemens BS2000 и в различных версиях VAX VMS.

 

В Рипаковский период коллектив наш вырос в несколько раз, НИГ превратилась в ОНИЛ, что значит Отраслевая Научно Исследовательская Лаборатория. Самарские бани были освоены нами хорошо. К уже описанным выше добавлялись новые. Одна из них, построенная недалеко от завода Металлист и пивбара «Стекляшка», что на улице Промышленности - современная, с большим плавательным бассейном, просторными раздевалками, мыльным отделением и сухой парной с мощными электрическими тэнами, нам сразу понравилась.

 

В баню мы ходили теперь большой компанией. И, честно признаюсь, ничего такого выдающегося, относящегося к пару, веникам, процессам парения, я уже не помню. Хотя, был странный период, когда некоторые мужики в парилку вместо веника стали брать крышки мыльниц. Они потели и скребли свою кожу мыльницами. Но мы веники на мыльницы не променяли. Мне почему-то даже противно было смотреть, как они скребутся и стряхивают соскребнутое на пол. Сам так и не попробовал ни разу.

 

В начале восьмедисятых весь народ и мы, в частности, стали пить больше. Обстановка в стране этому способствовала. Еще до перестройки, при Леониде Ильиче, начали открываться всякие забегаловки, типа рюмочных, в которых всегда были пиво и водка. Но мы были молоды, много работали головой и алкоголь, казалось, даже способствовал решению каких-то творческих задач. Ну, например, идея введения специальной инерционной модели для решения динамических и аэроупругих задач выкристализовалась в бане. Очень много споров было по вопросу обеспечения сходимости решения системы нелинейных уравнений для задач с неупругим поведением материала. Сашу Беляева мы там критиковали за неправильный учет приложения нагрузок с аэродинамической модели на модель кессона крыла. Носок и хвостик догружают пояса нервюр, а у него пара сил грузила только стенки лонжеронов. Я в бане опробовал идею энергетического представления коэффициентов чувствительности при оптимизации конструкций. Женька все искал возможность построения эффективного элемента для моделирования оболочек. Ну, список этот можно было бы продолжать долго, так как в баню мы ходили каждую неделю, а РИПАКовский период длился с октября 1979 по, примерно, 1996, когда со сцены ушли мэйнфреймы и супермини. Основными банями этого периода были (в порядке рейтинга): Даниловская в Москве,  №2 на Самарской, у Металлиста, №4 на Бр. Коростелевых, №1 на Пионерской, №6 на Ерошевского, на Воронежской у Родины.